?

Log in

idiotic_fish

Верхняя запись верхний пост.

дек. 9, 2015 | 08:02 pm

проходите мимо, пожалуйста.

Ссылка | Оставить комментарий | Поделиться

idiotic_fish

развернуть.

дек. 10, 2016 | 12:22 am

собраться с силами и написать про non/fiction уже наконец. но пока в слова вообще не работает.
но какая же восхитительно-волшебная «Другая сторона утра. Бестиарий святого Фомы». не верится, что Аня иллюстрировала. не хочется потерять. мне бы её руки. и текст. такой, знаете, свой. домовский. каждое её слово.
а как я облажалась в беседе с Баком, или насколько невероятно прекрасна Барметова, подарившая мне номер с рассказами на ладони… я пока рассказывать не хочу. слишком много всего. и я, сидящая возле литературного кафе, вяжущая тебе шарф.

ну, да, кстати, школа теперь тоже всего лишь воспоминание. проект Н. заинтересовал МиФ., а я всегда выбираю провалы. но было весело.

Ссылка | Оставить комментарий | Поделиться

idiotic_fish

(без темы)

дек. 5, 2016 | 04:09 pm

я не хочу быть собой.
обида и непонимание чуть ниже ключиц приколоты булавкой так любовно. и в горло воткнуты на всякий случай. чем больше — тем вернее. периодически одной огромной волной накрывает сверху жуткая ненависть к себе. период. периоды. одуревше, но ещё не обреченно-беззвучно губами хватаю воздух, а вместо него проглатываю прозрачные и ясные брызги презрения, отделившиеся от общей громады ярости и бессилия. с головы до пальцев ног. уже через время волны поменьше догоняют и покрывают все уцелевшие сухие места. как поцелуи. издевательские, сочувствующие, жалостливые. всю несопротивляющуюся меня.
из кусков. строила себя так долго и не справилась. внешне ли, внутренне. всего лишь хотелось чем-то отличаться от каменной свалки с того берега. разительно отличаться. чтобы сразу.
на природу или себя — не знаю. но обида есть и от неё никуда.
не стала. хоть бы чем-нибудь. хоть бы как-нибудь.
всё такое серое.
таких забывают.
хочу спать.
заройте меня в песок.
Метки:

Ссылка | Оставить комментарий | Поделиться

idiotic_fish

Ноября больше нет.

дек. 5, 2016 | 04:06 pm

Ноября больше нет. я пошла на это сознательно, но теперь корчусь без возможности проораться. никакой жж тут не спасёт. последние сюда. их хранить.

и мне страшно, потому что оно просыпается внутри. просыпается и высыпается внутрь. ощущаю это в своих тяжёлых лёгких.
только не снова, пожалуйста. теперь больше нельзя.
рушится, не могу схватиться. таким песком можно тушить пожары, кто всыпал его мне в горло?
не появляется «объяснить». ещё не поняла до последнего. поздно? когда поздно? ну как так — поздно. не бывает этого. сейчас ещё не способна. придумать не срабатывает.
кирпичи очень скользкие. вокруг бьются термометры. о чём говорить (с тобой? это о себе конечно. со мной, со мной говорить не о чем).
кошмар за кошмаром. это всё к одному. одно к одному.
так уже было. так происходит всегдавсегдавсегда. а вы думали? право же не знаю, стоило ли так заблуждаться на собственный счёт.
не надо быть гением, чтобы научиться считывать элементарное.
раз-два-три. невесомость. перерастание. неустойчивость. оп! в луже из снега. ха-ха. неуклюжая в луже. вообще-то закономерно.
что последнее было прочитано? обрубаю каждую свою мысль, хватаю уже не за руки. за уженеруки. кисти. пальцы. пальцами — зубы. ДА УСЛЫШЬ ЖЕ. только мычать сейчас. это такое временное. самый временный. мне стены рассказали.
самый временный страх? самый временный дом? что? покой.
снилось: иду к морю. после невы. сначала конечно тёплая, как вода в ванной, — нева. декабрьская и ледяная. или фонтанка?
все слова на -ф- отдают лекарствами. отдают лекарства? ф-ф-ф. ветер.
больничные запахи и прошмыгнувший в темноту таракан. нерушимыйнеразрешимый страх. там еще иглы конечно. мерцает.
потом тогда ещё подумала: как это здорово, что всё на местах. комната внутри головы рассечена светом и всё стоит ПРА-ВИЛЬ-НО.
очень громкие буквы. металлические линейки. мне очень красиво под рёбрами. магистрали из ладони в ладонь. спешка.
судороги как волны. мне нравится им смеяться. как ещё можно побеждать? вынашивать, выдирать, выцарапывать из ног и шеи.
немного перенервничала. по возможности избегаю, кстати, местоимений. они только для личных. только для родных. даже не мне.
ими можно говорить, но лучше обращаться.
очень много воды. не хватает крыш. прослоек.
нравится как звучит «ингибитор». отдаю ему свои плюсы за то, что узнала раньше, чем оно вошло в мою жизнь с разных сторон.
словословаслов.

хотелось выплеснуть. без анализа.

когда-нибудь в Силенд. обязательно.
Метки:

Ссылка | Оставить комментарий | Поделиться

idiotic_fish

(без темы)

май. 9, 2016 | 02:18 am

вот еще: ездить без очков на велосипеде и разглядывать миллионы плывущих пятен — прекрасно.
плывут сначала вокруг, а потом под кожей и вот уже совсем внутри.
все эти мыльные огни. не фокусируйся — не получится.
я взрываюсь. салюты оглушают. они случатся только завтра, а я уже ничего не слышу.
я прочитала смешную книгу, она о хорошем и еще немного о плохом. взрослая детская книга, я такое люблю очень.
заберите меня, а? я хочу передышку, я хочу выдохнуть.

вообще, у меня тут Йорк плачет, а Саша шутит шутки. В Томске.
и все бы ничего, все бы, но я вдруг выпала из этого ощущения ТомскПитерЧто-тоеще.
и мне страшно. и грустно. страшно грустно.

Ссылка | Оставить комментарий | Поделиться

idiotic_fish

(без темы)

май. 9, 2016 | 02:10 am

я написала действительно большой пост. но там оказалось очень много слов о ненависти и любви.
куда ж мне о таком?
помолчу в стороне.

кстати, мне было 18. не знаю, почему я об этом вспомнила.

Ссылка | Оставить комментарий | Поделиться

idiotic_fish

(без темы)

дек. 25, 2015 | 11:18 pm

очень сложно было, но ведь пока обошлось. во всяком случае, во многом.
все еще кругом виновата и даже больше, но что сделаешь, так всегда было.

мне очень давно не снился брат. пожалуй это очень хорошо, потому что еще ни один сон, в который он входил, не заканчивался безболезненно.

дома. то ли ебеня Томска, то ли Кутузовка. мы вообще-то редко гуляем вместе, но одна мысль проникла сразу в два сознания, и противостоять было невозможно. лето, желтая трава вокруг. она желтая и сухая, какая только летом. сухая, а воздух расплавленный. такой, как если сквозь костер смотреть. плывет до неба, а небо желтое тоже, но оно еще не высохло. прозрачное желтое небо. цвета какой-то едкой дряни, которой бывший одной моей коллеги поливал газетные листы, прежде чем высушить и продать. тяжелый и прозрачный цвет копится в легких, собирается в желудке, рвется наружу. в моей голове, во всем моем теле нарастает такая отчаянная и глухая ярость, будто маленькая обезьяна с металлическими тарелками внутри специально меня заводит. мне необходимо причинить кому-нибудь боль или просто сделать нечто омерзительное, тогда эта тошнота отступит. главное — не видеть желтый. не думать желтым.
и эта мысль. та, которая одна на два сознания. она проникла в нас, заставляя выбрать один из десятков окрестных домов и проникнуть в него точно так же как она в наши головы. я не знаю почему я это делаю, но все представляется очень ясным и смешным. мы совершенно непринужденные и все, что совершается в этот момент кажется правильным и естественным. ровно до тех пор, пока мы не перестаем быть одни. я правда не помню почему я так поступила. я не уверена даже, что это Я так поступила, а не брат. я помню только шкафы и книжные полки. много, все залито желтым светом, но он уже не отталкивает, наоборот: располагает и совсем спокойно. весело и тепло.
а потом появляется третий. этот третий настолько очевидно лишний, что нет никакого сомнения в том, что мы должны избавиться от него сейчас же. прямо здесь.
я просыпаюсь в первый раз.

в пакетах куски невыносимо воняющего тухлого мяса. невыносимо это все ровно настолько, что ни одной хоть сколько-нибудь разумной мысли. восхитительно пустая голова. казалось бы чистое сознание. я знаю, что как-то надо незаметно вынести эти пакеты в мусоровоз. надо успеть, пока никто не заметил. разумеется я сама все сделаю, нужно только дождаться времени, когда машина приедет во двор. минута. еще минута. еще. время.
не могу понять, нужен ли ветер. ветер уносит запах. но ветер разносит запах. голова болит и сейчас взорвется, если я продолжу думать. пакеты летят в кузов. я улыбаюсь водителю, он меня запомнит, это я понимаю. уже не имеет значения. становится по-настоящему страшно, но бояться в квартире все же легче, чем бояться на улице. теперь все позади и никто никогда не узнает.
звонок. снова звонок и паника выливается на меня пятилитровой банкой с ледяной водой. это конец.
можно просто не открывать дверь. можно просто никогда не открывать эту чертову дверь. но я смотрю в лицо этой женщине. мне так жутко, что еще пара секунд и закричу, но, разумеется, ничего не происходит. я просто хочу не быть здесь. не сейчас. не слышать безэмоционально повторяющего свой вопрос голоса: где мой ребенок? где мой ребенок? где мой ребенок?
такая страшная подсвеченная синим женщина.
я просыпаюсь во второй раз.

Ссылка | Оставить комментарий | Поделиться

idiotic_fish

(без темы)

дек. 21, 2015 | 06:55 pm

М. говорит, что это же классический нервный срыв, и надо бы к врачу, пока не добралась до края ванны, я задумчиво вычерчиваю в первой попавшейся под руку тетради какие-то слова и умоляю время сдвинуться с мертвой точки.
М. говорит, что стоит завести две тетради и в одну писать все самое мерзкое за день, сливать и смывать, как в канализацию, я раскладываю карандаши и медитирую медленно затачивая их в порядке неживой очереди тупым канцелярским ножом.
М. говорит, что и она так же сидела и смотрела стену, а потом М2 ее сгреб в охапку и отвез к специалистам там всяким, я сижу и мучительно пытаюсь вспомнить куда дела последние деньги, где мой чай и о ком я вообще говорила с собой в тогда.
М. говорит, что стационар — не такое уж и плохое место, что там кормят, есть розетка с электричеством и всего один приступ за неделю, я опираюсь на обои всей спиной и знаю, что встать смогу не раньше чем через час, или даже два, и можно расслабиться.
М. говорит, что все понимает, что она обнимает меня как может, виртуально обнимает, раз уж я уехала, и поддерживает, я расстраиваюсь из-за того, что у меня нет лоджии, на которой есть и М. и М2, и даже мог бы быть КС., но я уехала.
М. больше не говорит. она резко куда-то пропадает, я молчу и понимаю, что надо было больше времени быть друг у друга.
у нас было шесть лет. и очень много дел.
я хочу, чтобы М. вернулась из этого дурдома (я бы возила ей все апельсины мира и еще немного, если бы была сейчас в том самом городе, но это не помогает), я хочу вывезти это все и не слышать поток бесконечно-прекрасных «возьми себя в руки, остался последний рывок!» или «все от безделья, придумай себе занятие».
мы с М. знаем, как это, когда впереди видишь только край ванны, о который так хочется разбить голову и смотретьсмотреть как все растекается. расплывается.

и чувство вины. 

Ссылка | Оставить комментарий | Поделиться

idiotic_fish

промежуточное

дек. 18, 2015 | 01:31 am

чтобы вытащить из себя хоть что-то и победить всепоглощающую тишину:
…у меня в руки вбиты гвозди. в шею вбиты гвозди.
все тело испещрено гвоздями вбитыми кем-то.
пока я спала?
я не могу спать. не могу записывать и думать не могу тоже.
я просто жду, когда спустится январь.
медленным туманом подползает, и я трясусь в ожидании.
я предчувствую еще одну ошибку.
все тело болит.

Н. сказала, что от этого не обязательно умирать.
М. сказала, что с этим живут как с любой другой болезнью.
Я сказала себе, что мне нужно добраться до января и заглянуть за него.

больше ни с кем не говорила, потому что очень глупо.

P.S. Е. сказал, что будет любить меня все равно. Что бы ни.

Ссылка | Оставить комментарий | Поделиться

idiotic_fish

пусть пока хранится.

дек. 9, 2015 | 07:55 pm

…я протягиваю руку к салфетнице, вытягиваю один тонкий и мягкий бумажный листок, попутно разбрасывая остальные вокруг, и кладу его перед собой. слушаю ее голос, возмущение в нем такое живое и неподдельное, что меня удивительным образом успокаивает его звучание. не могу разобрать: с кем она сейчас говорит? Надя? Марина? пусть говорит, надо только, чтобы Н. не обратила свое внимание на меня. и я смотрю в салфетный лист, но не знаю точно, что хочу сказать.
я, говорю, рада… зачеркиваю и прячу салфетку в пенал. зачем зачеркивала? все равно же выбрасывать теперь. рациональность, вообще-то, — не мое.
беру другую и пишу:
…Тмск прятал тебя от меня, а Питер — подарил. стоит ли еще задаваться вопросом, за что мне любить этот город?
Н. смотрит на меня внимательно так, что я сжимаюсь. смотрят все. как мне отдать  это дурацкое письмо теперь? медленно, будто из долго дневного сна я вывожу себя из оцепенения, протягиваю сложенный вчетверо лист и утыкаюсь в меню.
…Марина смеется над моей манерой держать на весу тарелку, чтобы не отвлекаться от рисования, Надя смеется над Мариной. я не могу рисовать. не могу вообще ничего, потому что мне надо знать, что  она думает, сидя напротив. как глупо-то, ну зачем было так глупо это делать?
Н. молчит и коротко, но внимательно смотрит на меня. секунд пять?
мы улыбаемся.

это не о любви, это о дружбе.

в этот раз я хочу, чтобы по-настоящему, просто потому что мне нужен друг здесь.

…мне кажется, что это замечают все: со временем (скорее,  даже, с годами), дружбы становятся искусственными. понятие дружбы трансформируется в «дружбу». и, что важно, в «искусственной» дружбе смысл совсем иной, нежели в «ненастоящей». само это явление изначально задумано и создано человеком от его начала и до последнего слова. это легко и забавно. очень, кстати, удобно: в такой дружбе невозможно быть предателем, потому что никто ни на кого не рассчитывает. ну, то есть, это что-то такое: «черт, он невероятно крутой, я тебя обязательно с ним познакомлю, на следующей неделе, кстати, мы собирались смотаться на фестиваль синих апельсинов на Юпитер, ты с нами?»
никто никуда не летит, разумеется. не потому что на Юпитер, а потому что дежурные обещания не исполняются. планы строятся, чтобы поддерживать эту «дружбу». если на следующей неделе тебя правда попытаются вытащить на планету не являющуюся Землей, ты, скорее всего, будешь сильно удивлен. потому что зачем?
здесь никто никого не предает и никто ни на кого не надеется, здесь просто держатся (дружатся?) друг друга, чтобы вообще за что-нибудь держаться. такая маленькая игра, до первого разочарования, потому что дальше дружить становится уже неинтересно. все это длится до нового «друга». вы (кого тут обманывать?), изначально не планируете быть друзьями пока смерть не разлучит вас.
дружить тяжело: это действо требует тонны времени, легкости и сил.
а чем дальше, тем меньше этого становится в нас. фактически, своих первых и последних друзей я встретила в университете. на тех диких и безумнейших  первых курсах, когда учиться было не обязательно — обязательно было дружить. пить по ночам и вести беседы о том как вообще все случается. с нами и не нами. когда шапочки из фольги, вертолеты на балконе, Зоя Ибрагимова и вот это все. потому что у нас было много нас. нерастраченных и невероятных. и было так не жалко делиться. собой и временем.
но почти не осталось времени. все меньше остается меня.
я просто хочу, чтобы Н. была настоящей. просто потому что мне нравится как она смотрит на меня. мне нравится смотреть на нее. мне нравится наше понимание правильного.
хотя мне снова ужасно хочется свалить.

Катя сказала, что когда мы ссоримся, это как в школе поругаться с родителями: главное, чтобы дверь хлопнула погромче. а обедать все равно вместе сядете.
потому что уже никуда.

P.S.
- Оль, считается?
- считается.
- если нас когда-нибудь разведет, я буду вспоминать тебя, глядя в свой расхераченный монитор.
- пересечемся в параллельном где-нибудь, я думаю.
P.P.S.
вообще говоря, что касается письма, — здесь сохранен смысл, не наполнение.

Ссылка | Оставить комментарий | Поделиться